+7 (499) 501-99-49
93

Статьи

все Статьи
Как вернуть водительские права. Можно ли вернуть водительские права, если их у вас изъяли и обвиняют в нарушении Правил дорожного движения, наказание за которые предусмотрено в виде лишения права управления транспортными средствами? Да, можно.

Статьи

12.12.2008

Дети улиц

Дети улиц.

 

"Дети улицы" - зона риска.

 

 

Молодежь вступает в жизнь, неся на себе груз прошлого, в котором есть все, но, прежде всего, позитивные предпосылки, которые станут основой прогрессивного развития, нравственного здоровья молодых людей, формирования в них лучших качеств, творческих начал, способности противостоять трудностям и преодолевать препятствия, быть примером высокой нравственности, уважения к закону, трудолюбия, высокой целеустремленности и т.п.

Иначе говоря, есть многое объективно необходимое для того, чтобы и само это поколение, и общество в целом имело надежный фундамент своего будущего. В то же время уже на " стадии молодежного возраста" это поколение оказывается обремененным тем негативным грузом, который оно несет в себе самом из того времени, когда молодые люди были еще несовершеннолетними или даже детьми. Все те явления, процессы, ситуации, которые образуют в своей совокупности интересующее нас социальное наследие молодежи, между тем в своем абсолютном большинстве не могут быть заведомо классифицированы либо как однозначно положительные, полезные, либо как однозначно отрицательные, вредные, опасные. Такое разделение было бы механическим, недопустимо прямолинейным, а потому и методологически неверным.
Представляется, что главное состоит не в формальном разделении обстоятельств, проблем, качеств и свойств, каковые образуют социальную "наследственную массу" молодежи на плохие и хорошие, а в том, чтобы выделить те из них, которые дают наибольшую частоту связи с противоправным поведением и, следовательно, являются
наиболее значимыми в криминологическом отношении. Для удобства изложения весь предлагаемый материал будет сгруппирован в отдельные блоки применительно к тем социальным институтам и сферам, к которым относятся соответствующие проблемы, обстоятельства, факторы и т.п.

Семья

Практически все специалисты ( социологи, педагоги, психологи, криминологи), посвящающие свои работы темам детства, подрастающего поколения, так или иначе,
касаются проблем семьи как социального института, семейного воспитания. И это не случайно: здесь все истоки абсолютного большинства качеств и свойств личности, будущих ее достоинств и пороков. " Семья жизненно необходима, и ее нельзя заменить никакими другими институтами или общественными учреждениями. Психологи и педагоги отмечают, что если с рождения до трех лет ребенок лишен достаточного количества тепла, внимания, заботы, непосредственного эмоционального контакта со взрослыми и прежде всего с матерью, то естественное формирование многих социально значимых качеств детей нарушается, растягивается на продолжительное время, а в некоторых случаях блокируется полностью, становится невосполнимым". Понятно, что особое внимание криминологов было приковано к дефектам семейного воспитания, к семейному неблагополучию как источнику нравственной деформации личности ребенка, подростка, юноши, которое в конечном счете определяет и соответствующее (в том числе и преступное) поведение человека (труды Г.А. Аванесова, Ю.М. Антоняна, М.М. Бабаева, А.И. Долговой, В.Д. Ермакова, Г.И. Забрянского, К.Е. Игошева, А.Б. Кашелкина, Н.И. Крюковой, Г.М. Миньковского, В.В. Панкратова, Д.А. Шестакова и др.). Большинство исследователей делают акцент на том аспекте дезорганизации семьи, семейных отношений, который представляет повышенный интерес для нашего изложения. Речь идет о том, как и каким образом негативное семейное влияние сказывается в будущем, через много лет.
Для того, чтобы систематизировать имеющийся материал, характеризующий уровень семейного неблагополучия подростков, целесообразно воспользоваться простой и
эффективной схемой анализа, предложенной в свое время выдающимися специалистами — А.Б. Сахаровым и Г.М. Миньковским.

Все существенные отклонения от нормы в сфере семейного воспитания они предлагали сгруппировать следующим образом:

а) материально-бытовые условия семьи;
б) ее состав и структура;
в) нравственная позиция семьи;
г) ее воспитательная педагогическая позиция.
По необходимости кратко остановимся на каждом и этих блоков информации, дающих в комплексе представление об уровне неблагополучия современной семьи.

а) Материальные и бытовые условия жизни семьи представляют собой, если говорить о них как о едином комплексе, один из важнейших факторов социализации ребенка, подростка. " Бедность семьи сужает число жизненных шансов для детей, и вероятность "наследования" детьми бедности родителей очень высока".
Выходцы из бедных семей имеют гораздо меньше, чем их обеспеченные сверстники, возможностей получить достойное образование и конкурентоспособную профессию,
способную стать фундаментом жизненного успеха. Низкий уровень материальной обеспеченности семьи часто стимулирует формирование у детей психологии изгоев общества, аутсайдеров, а она в свою очередь предопределяет негативное отношение к труду и учебе, неуважение к закону и базовым ценностям общества, выступает как один из субъективных факторов криминализации сознания и как следствие —отклоняющегося и, в конечном счете, преступного поведения.
Здесь важно еще раз подчеркнуть: недопустимо представлять, что материальное неблагополучие автоматически и неизбежно приводит к указанным результатам. Но хорошо известно ( в том числе и неспециалистам) и многократно доказано исследованиями, что малообеспеченная семья крайне ослаблена для выполнения полноценной воспитательной функции, что здесь особенно часты "сбои" в формировании нравственного здоровья молодых людей.
В связи с этим нетрудно сделать долгосрочные криминологические прогнозные выводы из следующих данных, сообщенных С.П. Горячевой — Председателем Комитета Государственной Думы по делам женщин, семьи и молодежи.
В настоящее время в России насчитывается 42 млн. семей, из них 22 млн., или 56%, имеют в своем составе несовершеннолетних детей. Приблизительно 22 млн. семей, т.е. почти каждая вторая — за чертой бедности. У 80,3 % семей, имеющих 3- х и более детей, среднедушевые доходы ниже прожиточного минимума. Из них в крайней бедности, нищете живут 51,3 % полных и 58,4 % многодетных семей. В них среднедушевые доходы в два и более раза ниже уровня бедности (данные Госкомстата на 3-й квартал 1999 года).
Аналогичные данные за 1999 год приводятся в ежегодном государственном докладе "О положении детей в Российской Федерации" (М., 2000 год), подготовленном Министерством труда и социального обеспечения (с.5–10).

б) Условия семейного воспитания несовершеннолетних существенно ухудшаются в связи с интенсивно развивающимся процессом разрушения родительской семьи, искажения ее структуры, в результате чего все большее число детей и подростков воспитывается одним из родителей.
В. Ермаков и Н. Крюкова пишут: " Расчеты, проведенные по данным 1979 года, свидетельствуют, что более 11 млн. несовершеннолетних воспитывались в этот период одним родителем (15% от несовершеннолетнего населения бывшего СССР).
По данным 1989 года, таких семей в Российской Федерации было 5,3 млн. против 4,6 в 1979 году; в них воспитывалось около 4,5 млн. детей — 11% всех детей в возрасте до 18 лет".
В настоящее время в России проживает 5,2 млн. неполных семей. 98% из них — семьи без отца. В неполной семье воспитывается каждый седьмой ребенок. Растет число детей, родившихся вне брака: с 1996 по 1998 годы оно увеличилось с 13,2 до 23%. Число семей, где расторгнут брак, но есть дети, составляет почти 70% от общего числа.
Этот процесс представляется особенно тревожным, если учесть, что в последние годы (включая 1999 год) в стране распадался почти каждый второй брак.
Совершенно понятно, что сам по себе факт воспитания ребенка в неполной семье не может и не должен рассматриваться как фатально неизбежное криминогенное обстоятельство. Все зависит, прежде всего, от условий жизни семьи, позволяющих или не позволяющих компенсировать отсутствие одного из родителей, от нравственной атмосферы в семье и многого другого.
Однако многократно и безоговорочно доказано, что в массе своей неполные семьи значительно чаще, чем нормальные по своей структуре семьи, оказываются " территорией криминогенного риска". На отсутствие в семье одного из двух ее основных членов – отца или матери – как на обстоятельство, откладывающее серьезный след в сознании и характере не только детей, но и взрослых, имеющее важное значение для воспитания нравственно полноценной личности, – указывал А.Б. Сахаров еще в 1961 году в известной монографии, положившей начало фундаментальным криминологическим исследованиям и публикациям в послевоенный период в нашей стране. По данным проведенного им исследования, более половины несовершеннолетних, осужденных за разбой, не имели одного из родителей, причем 90% таких ребят не имели отца. По делам о хулиганстве, рассмотренным в четырех судах г. Москвы, 70% осужденных в возрасте до 25 лет не имели одного или обоих родителей.
В последующий период аналогичные или весьма сходные статистические данные и выводы из них повторялись по существу во всех многочисленных публикациях, так или иначе касающихся преступности подростков ( впрочем, и взрослых также) и личности
преступника, поэтому нет необходимости доказывать общеизвестное.

в) Как уже подчеркивалось, одним из важнейших ключевых моментов является нравственная атмосфера в семье. "Речь идет, во-первых, о наличии или отсутствии внутри семьи источников антиобщественных, аморальных влияний и, во-вторых, об общей системе нравственной ориентации, о системе ценностей, проявляющейся в повседневном поведении родителей".
Криминогенная роль этих факторов также достаточно полно и всесторонне исследована в нашей криминологической литературе, а результаты анализа в качестве общеизвестных и устоявшихся положений вошли в учебники по криминологии. Нравственная обстановка в семье в решающей степени определяется характером взаимоотношений между членами семьи, но прежде всего – отношениями взрослой ее части и детей. И хуже всего, когда ребенок ощущает себя чужим и беспомощным в семейном окружении, тем более, когда понимает, что это окружение просто враждебно ему.
Очень важные и интересные данные и выводы из них опубликованы в ряде работ Ю.М. Антоняна. Автор справедливо подчеркивает, что ключевую роль в формировании личности преступника играют социально-психологические и психологические факторы и в первую очередь – психологическое отчуждение ребенка родителями, т.е. их эмоциональное отношение к нему, принятие ребенка или его отвергание.
Проведенное Ю.М. Антоняном (вместе с Е.Г. Самовичевым) исследование личности и поведения убийц показало, что среди них желанным ребенком в семье считают себя 58% опрошенных, в то время как в контрольной группе ( законопослушных граждан) таковыми считают себя 82%. В рамках другого исследования зафиксировано, что около 80% убийц испытывали дефицит тепла в детстве, прежде всего – со стороны матерей. В том же ключе можно сослаться и на свидетельство социолога В.Т. Лисовского: 68% детей и 72% родителей во время опроса заявили, что не понимают друг друга. Отвергаемые семьей ребенок и подросток ощущают себя ненужными и не принятыми, и этим закладывается основа их дезадаптации в будущем. Но, пожалуй, крайней стадией семейного неблагополучия, перечеркивающей саму возможность нормального нравственного формирования личности ребенка, подростка в семейной среде, является прямая агрессивность родителей по отношению к ребенку. Между тем, явление это в последние годы стало особенно распространенным: по данным Комитета Российской Федерации по делам молодежи в 57% семей дети становятся жертвами агрессии, а в 17% агрессивность проявляется в грубой форме.

г) Наконец, следует сказать несколько слов о педагогической позиции семьи и криминологических аспектах деформации этого элемента семейного воспитания. Исследования показали, что в семьях, из которых вышли подростки-правонарушители,
в том числе и преступники, как правило, отсутствовал родительский контроль над учебой и поведением детей. Родители здесь оказались чаще всего неподготовленными к надлежащему выполнению функций воспитания, формирования у детей чувства ответственности за свои поступки. " Педагогическая методика" сводилась к крайностям: от потакания любым прихотям до оскорблений, побоев, жестоких скандалов, полного игнорирования. Характерно, что все эти и подобные дефекты воспитательно-педагогического процесса,
вызванные тем, что родители либо не хотят, либо не могут ( занятость, болезнь, временное отсутствие), либо не умеют в силу нехватки педагогической культуры, – в течение длительного времени имели распространение в относительно стабильных пределах. Опросы несовершеннолетних преступников фиксировали подобные дефекты в 30–40% их семей.
Мы уже не говорим о достаточно распространенных и детально описанных в литературе ситуациях, когда родители оказывали на детей прямое и активное разлагающее воздействие, вовлекая их в пьянство, потребление наркотиков, в проституцию и совершение преступлений.
Основной объект нашего исследования – молодежь, то есть люди, имеющие право создавать свою собственную семью и в значительной своей части фактически создавшие ее, имеющие собственных детей. Казалось бы, анализ семейного неблагополучия, относящийся к периоду, когда молодые люди сами были детьми, не слишком актуален. Но именно современная ситуация реформируемого общества, как никогда, убедительно опровергает эту (и без того неприемлемую) мысль. "При современных условиях и принципах организации ни один из общественных или государственных институтов, ответственных вместе с семьей за воспитание несовершеннолетних, не в состоянии реально и надежно восполнить все то, что "недополучают дети и подростки для своего нравственного развития в родительской семье".
Обобщая все сказанное выше, надо подчеркнуть следующее. Даже самый беглый, далеко не претендующий на полноту анализ убеждает, что семейное неблагополучие выступает самым главным фактором, первоосновой формирования такого типа личности, каковая будет проявлять свои негативные качества, привычки не только в подростковом, но и в молодежном возрасте (впрочем, нередко и в дальнейшем).
Безнадзорность
Прямым продолжением темы семейного неблагополучия следует считать тему безнадзорности детей и подростков. Термин " безнадзорность" мы предлагаем в данном случае использовать как условное понятие инструментального характера, охватывающее все те случаи, когда дети оказываются вне сферы надлежащего и позитивного социального контроля и социальной помощи, независимо от наличия или отсутствия у них семьи (включая сиротство, беспризорность и т.д.).
Связь между безнадзорностью ( беспризорностью, бродяжничеством) несовершеннолетних и их противоправным поведением доказана материалами многих научных исследований ( Ю.М. Антонян, М.М. Бабаев, А.И. Долгова, В.Д. Ермаков, Г.М.
Миньковский и др.). При таких обстоятельствах в качестве иллюстрации можно ограничиться ссылкой на результаты исследования, проведенного Г.И. Забрянским. Согласно его вычислениям, коэффициент корреляции между бродяжничеством
несовершеннолетних и криминальной пораженностью последних равняется 0,76. Это чрезвычайно высокий показатель. Несколько меньшая, но тоже весьма значимая теснота связи с оставлением детей без попечения родителей (0,50).
Под этим углом зрения следует оценивать приводимую ниже статистическую картину безнадзорности детей и подростков.
В течение последних лет наблюдается устойчивая тенденция роста числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Общее число таких детей, выявленных в 1999 году, составило почти 114 тыс. человек, что на 3 тыс. больше, чем в 1998 году. В цитированном уже государственном докладе " О положении детей в Российской
Федерации" приводятся следующие данные. В 1998–1999 годах обозначилась тенденция несвоевременного устройства детей-сирот, замены постоянного временным устройством.
Если в 1996–1998 годах число неустроенных детей составляло около 1% от всей численности выявленных, в 1998 году их доля увеличилась до 8%, а в 2000 году – до 9,2%. В 2000 году 11,3 тыс. выявленных детей, оставшихся без попечения, находились в учреждениях временного размещения детей ( приютах, лечебно-профилактических учреждениях и др.) либо вообще не были устроены.
В целом число детей, которые являлись или в настоящее время являются сиротами и детьми, оставшимися без попечения родителей, в 1999 году достигло 636,9 тыс. человек, увеличившись за год на 16,8 тыс., или на 2,7%.
Только 10% из общего числа этих детей стали сиротами вследствие смерти или инвалидности родителей, остальные – это так называемые "социальные" сироты, т.е. сироты при живых и здоровых родителях. Около 3-х миллионов детей – это безнадзорные дети: дети улиц, подвалов, чердаков. Последняя цифра особенно тревожна. Речь идет о детях, которые значительную часть времени или даже все время проводят на улице, живут на улице и на образ жизни которых улица оказывает основополагающее влияние. Можно сказать иначе: беспризорность превратилась в образ жизни таких людей. Выходцы именно из этого контингента чаще всего становятся в дальнейшем преступниками, носителями опасной " социальной инфекции", способной распространяться и умножать число тех, кто уже никогда не будет способен стать настоящим гражданином и достойным членом нашего общества. Школьная и трудовая незанятость справедливо рассматривается криминологами как один из самых остро актуальных криминогенных факторов. Сошлемся еще раз на расчеты, проделанные Г.И. Забрянским. Теснота связи (коэффициент корреляции) криминальной пораженности несовершеннолетних с интересующими нас социальными факторами такова: с отсевом из ПТУ – 0,71; с безработицей – 0,51; с отсевом из школы – 0,45. Понятно, насколько значительна величина этих показателей.
Теперь обратимся к статистике, характеризующей масштабы отчуждения несовершеннолетних от учебы и работы. По состоянию на 1 сентября 2001 года в России не обучались 68159 детей и подростков в возрасте от 7 до 15 лет. 6,4% от них не имели даже начального общего образования; 27,4% покинули образовательные учреждения, не получив основного общего образования; 7,4% никогда не учились.
Не лучше обстоит дело и с вовлечением не занятых учебой подростков в трудовую деятельность. В уже цитированном докладе ИЦ ЮНИСЕФ приводятся следующие данные: в 1998 году в России 30% состава населения в возрасте 15–19 лет не работали и не учились. В последние годы удельный вес указанной группы вырос примерно на 2%.
Заметная часть подростков, которые не работают и не учатся, в силу различных причин не имеют необходимой материальной поддержки со стороны родительской семьи.
Отсутствие постоянного источника дохода (а попросту говоря, – средств к существованию) чаще всего создает тот уровень напряжения, который предопределяет психологическую готовность к совершению преступления.
Справедливо подчеркивает Г.И. Забрянский: " Незанятость может быть как продолжением жизненных осложнений подростков, так и их началом... Выброшенный из сферы социально-правовой защиты подросток ищет эмоциональную поддержку и находит ее среди попавших в такое же незащищенное положение. Единство судьбы объединяет и заставляет искать в качестве компенсации нелегальные способы самоутверждения и защиты".
Понятно, что ближайшие и – самое главное – отдаленные негативные " плоды" подростковой незанятости оказываются тем более значительными, чем более продолжительным будет ее период. В русле темы исследования особенно значимыми для нас будут именно отдельные результаты данного явления, причем не только на индивидуальном уровне, но и в социальных масштабах. " Последствия сложного вхождения во взрослую жизнь значительной части населения могут проявиться в дальнейшем в виде долгосрочных и широкомасштабных политических, экономических и социальных проблем". В числе последних, безусловно, важнейшее место принадлежит криминологическим проблемам.
Здоровье
Само по себе состояние здоровья того или иного поколения либо отдельных социальных групп населения, либо индивида напрямую не связано с картиной преступного поведения причинно-следственной связью (кроме случаев общественно опасного поведения душевнобольных, невменяемых лиц). Точнее говоря, имеется в виду, что та или иная форма нездоровья не может рассматриваться как основная, главная причина совершения преступления или иного правонарушения.
В то же время нельзя отрицать, что мера здоровья – это мера свободы выбора своего будущего, своей судьбы. Плохое здоровье, особенно инвалидность, способно заставить
подростка отказаться от планов получения надлежащего образования и профессии. Такая ситуация со здоровьем гораздо чаще, чем в иных случаях, может лишить человека в будущем возможности иметь нормальный заработок, может вообще поставить его на грань нищеты. В психологическом отношении существенное нездоровье порождает у подростка ощущение своей неполноценности, осознание себя изгоем, неуравновешенность, озлобленность и т.п.
Во всем этом очень много сходства с воздействием на несовершеннолетнего условий, связанных с материальной необеспеченностью родительской семьи, нуждой и просто
нищетой. Вот почему можно утверждать: чем хуже здоровье подрастающего поколения, тем в большей степени можно ожидать, что связанные с этим социальные и психологические проблемы в будущем так или иначе начнут перерастать в проблемы криминогенные. Если рассматривать под этим углом зрения статистику здравоохранения применительно к интересующей нас категории подростков, то ситуацию в России следует признать более чем тревожной. По данным Министерства здравоохранения, общая заболеваемость детей в 2001 году увеличилась на 10,2% по сравнению с 1997 годом. Детей с врожденными аномалиями стало больше на 16,9%.
В 2001 году распространенность детской инвалидности составила 205,6 на 10 тыс. детей в возрасте до 16 лет (1997 год – 160,7; 1998 год – 199,3). Только за один год (2002) зарегистрировано более 2000 несовершеннолетних, признанных ВИЧ-инфицированными. Исследования, проведенные специалистами-медиками, показали, что в стране продолжает снижаться процент абсолютно здоровых детей: их численность в различных регионах не превышает для младших школьников 8–10%, среднего возраста – 6%, а старших – 3,5%, что на 2–3% ниже, чем в 1997 году. До 80% всех школьников относятся к числу хронически больных. За последние 7 лет
число несовершеннолетних, заразившихся болезнями, передаваемыми половым путем, выросло в 52 раза. Не менее тревожна статистика психических заболеваний. По данным НИИ психиатрии, распространенность таких болезней среди школьников возрастает каждые 10 лет на 10–15%. Из этих болезней 70% являются причиной инвалидности с детства, 35% – непригодности к военной службе. Между тем от 30 до 70% школьников, находящихся на учете в милиции, имеют ту или иную форму психической патологии, невроз, психопатные или иные аномалии личности. Распространенность нервно-психических расстройств достигла 70–80%.С проблемами физического и психического здоровья подростков ( и их криминологическими последствиями) теснейшим образом связаны проблемы юношеского алкоголизма и наркотизма. Ситуация эта настолько широко и всесторонне известна, что мы здесь ограничимся только несколькими цифрами.
В 2001 году число детей от 14 лет, состоящих на профилактическом учете в связи со злоупотреблением алкоголем, выросло по сравнению с 1997 годом на 34,6%, за тот же
период число 15–17-летних подростков – наркоманов увеличилось на 14,5% . Конечно, предложенный перечень и анализ социальных проблем в данной статье,
которые в большей или в меньшей степени негативно влияют на формирование личности и поведение несовершеннолетних, не претендует на полноту, тем более что данная когорта населения не является непосредственным объектом нашего исследования.

Марк Крутер, адвокат, доктор юридических наук
заслуженный юрист Российской Федерации.

38

Публикации

все Публикации
Роман "Сын Ювелира" Марк Крутер Роман Марка Крутера «Сын Ювелира», Иркутск, ООО "Форвард",2011.
Адвокат Крутер Марк Соломонович защищает Татьяну Егорову. НТВ. Марк Соломонович Крутер, адвокат обвиняемой Татьяны Егоровой: «Наша подзащитная не предвидела общественного опасного события, инструкций не было она впервые стреляла из этот пистолета»...