+7 (499) 501-99-49
93

Статьи

все Статьи
Купить товар по интернету Как удобно заказать нужный товар по интернету — не нужно ехать в магазин, терять время на хождение среди нескончаемой череды одного класса холодильников, кондиционеров, стиральных машин.
А если купленный товар вышел из строя, что делать?

Статьи

23.03.2013

Ювенальная Юстиция

Изъятие детей из благополучных семей

Юридическая консультация.

Последние годы в России ознаменовались возникновением и углублением широкой общественной дискуссии о необходимости введения в России т.н. «ювенальной юстиции».


Необходимость, или, напротив, недопустимость этого нового для России института многократно освящалась самыми разными СМИ, политическими деятелями и независимыми экспертами, педагогами, юристами, представителями судейского, педагогического, чиновничьего сообщества. Общество взбудоражено страшными историями изъятия детей из вполне благополучных семей, причем не только в странах Скандинавии, где такие истории давно в порядке вещей, но и – в России, и значительная часть общества и понимает ЮЮ всего лишь как отъем ребенка из семьи, отобрание его у родителей.

Апофеозом развития темы можно считать внезапный, незапланированный приезд президента Путина на съезд новой общественной организации – «всероссийского родительского сопротивления», (9.02.13), проводимого под руководством известного российского политолога, публициста, интеллектуала – С. Кургиняна, на котором Президентом было дано обещание «не копировать слепо чужой, зачастую негативный опыт» в данной, весьма чувствительной для общества, сфере. Однако сам по себе его незапланированный приезд – свидетельство и доказательство остроты и актуальности данной проблемы для общества.

Вместе с тем, выработку каких-то решений по данной проблеме, а также любое участие в дискуссии нельзя считать корректной без точного определения самого понятия ЮЮ.

В самом общем виде, имея самые поверхностные познания в латыни, ЮЮ можно определить как «детское правосудие». «Ювенальный» - значит «детский»; «юстиция» -- судебная система. Однако совершенно очевидно, что такое простейшее определение никак не может объяснить остроты возникшего в обществе напряжения в связи с проблемой создания органов ЮЮ в России. Почему? Следует иметь в виду, что на Западе под ЮЮ подразумеваются не только и не столько «детские суды», но и целый комплекс несудебных, и порой даже неюридических органов, имеющих вспомогательные функции, но нередко вытесняющих в своей деятельности суд как орган правосудия. Все вместе взятое и представляет из себя ювенальную систему. Очевидно, что и в России речь идет не просто о создании ювенальных судов, но о создании и наделении широчайшими полномочиями специальных чиновников, которые и станут на практике принимать решения о судьбе детей, контролировать процессы воспитания в семье и т.д.

Послушаем, как ЮЮ определяют некоторые политики и общественные деятели.

Зюганов Г.А.: «Ювенальная юстиция - это диверсия против нашего традиционного семейного уклада и против наших детей». «Вместо того, чтобы создавать отношения, при которых за подзатыльник дети начнут звонить в полицию, чиновникам следовало бы системно начать решать проблемы воспитания подрастающего поколении». «А против этой ювенальной юстиции нужно бороться всеми возможными способами», - подчеркнул Г.А. Зюганов».
http://www.zyuganov.kprf.ru/news/video-g-a-zyuganov-na-vstreche-s-molodymi-politikami-na-syezde-obsudim-kak-priyti-k-vlasti-vosstanovit-stranu-i-vernut-ee-k-protsvetaniyu

Сергей Миронов, лидер «Справедливой России» , намерен «последовательно бороться с ее внедрением в стране Ювенальной Юстиции»:
«Принятие закона о ювенальной юстиции может окончательно добить нацию», – «К сожалению, – пишет он в своем «ЖЖ», – для нашей страны преступный бизнес – не исключение, а правило. Бесконтрольно торгуют оружием и лекарствами, вывозят и выводят в офшоры капиталы. Но торговля детьми – последняя грань, опустившись ниже которой, общество перестает существовать. Да и, говоря по совести, теряет на это право».
«Лично я буду последовательно бороться с введением ювенальной юстиции» «Отмечено огромное количество случаев, свидетельствующих, что передача повседневных надзорных функций от родителей опекунским органам не только ломает детские судьбы, но и является первым звеном в позорной торговой цепочке, – продолжает Сергей Миронов. – О том, что русских детей, усыновленных иностранцами, убивают и продают в сексуальное рабство, в СМИ писали бессчетное число раз. Приводились факты, цифры, результаты расследований. Но гораздо реже заходила речь о том, что для увеличения объемов этого рынка, как бы страшно это ни звучало, постоянно требуется новый человеческий материал. Как его получить? Только силой. Отнять у тех, кто слабее. У социально незащищенных. У бедных и многодетных семей, которые не могут противостоять произволу государственных чиновников. Как часто из интернатов приходят известия о несчастных случаях, самоубийствах и таинственных пропажах воспитанников! Гораздо реже – о том, что руководство такого заведения понесло хоть какую-то ответственность.
Более подробно можно прочесть на сайте: http://www.km.ru/v-rossii/2012/02/07/moralno-nravstvennye-problemy-v-rossii/sergei-mironov-yuvenalnaya-yustitsiya-moz

Приведенные цитаты беспокоят ум своим трагизмом, рисуют страшные картины ближайшего российского будущего, но, к сожалению, не отвечают на поставленный в начале статьи вопрос и не раскрывают предмета, т.к. не вполне ясно, что же имеется в виду. Попробуем послушать не только политиков, но – ученых-правоведов, социологов, педагогов.

Владимир Хомяков, сопредседатель движения «народный собор»
«Ювенальная юстиция — это крайне опасное новшество, которое внедряется у нас исключительно из политических соображений и не имеет под собой никаких реальных обоснований, несущих общественную полезность.
Есть западный опыт ювенальной юстиции, как правило, негативный: преступность молодежная там не снижается, в то время как семьи разрушаются, а дети изымаются у родителей сотнями тысячами в год.

Я думаю, что в наших условиях ювенальная юстиция приведет к следующим последствиям:
  • будет разрушен институт семьи;
  • ведение так называемых омбудсменов в школах, которые будут поощрять доносы детей на учителей и своих родителей, может напрочь разрушить систему образования;
  • наконец, эти самые детишки, которые сейчас при помощи этой самой ювенальной юстиции смогут тиранить своих родителей, когда вырастут, вряд ли захотят иметь детей. Это отрицательно скажется на демографии;
  • кроме того, фактическая безнаказанность малолетних преступников до 18 лет неизбежно приведет к росту малолетних преступников, в том числе тяжких преступлений. Это касается в первую очередь роста наркомании — наркодилеры будут в каждом дворе и в каждом классе. Это касается также молодежи, используемой всякими подрывными экстремистскими элементами.

Таким образом, подходить к этому вопросу по принципу «давайте попробуем, а потом посмотрим» ни в коем случае нельзя. Система защиты детей, безусловно, необходима, но она должна быть построена на нашей культуре, на наших ценностях и непременно с широким общественным обсуждением».

Игорь Белобородов, кандидат философских наук, дир. Инст-та демографии:

«Предлагаемая правовая новация в области так называемой защиты детства — это очередной виток наступления государства на семью и детско-родительские отношения. (…) «К нам приезжают представители зарубежных организаций и навязывают свои понятия о воспитании детей в российской семье. Причем делают это те люди, которые уже разрешили у себя однополые браки, усыновление извращенцами детей, легализовали наркотики, проституцию и т. д. Как видим, моральный портрет современной Европы не так уж привлекателен.
После этого отечественные ювеналы еще смеют говорить, что российская ювенальная юстиция будет вводиться не по западному образцу, а совершенно иначе — с пользой для всех, на благо для каждого.
Не верьте! Зачем тогда эти многочисленные гранты? Зачем этот политический десант из ООН, Юнисеф и т. д.?
Впрочем, интереснее другое — как наши сторонники детской юстиции будут внедрять ее в регионах, к примеру, Северного Кавказа? Или там ее внедрять не будут? Если эта мерзость, полностью противоположная традиционному семейному укладу и в целом человеческой природе, будет вводиться избирательно, то угнетаемая часть населения будет вправе поставить вопрос о социально-правовой дискриминации конкретных социальных групп.
Нельзя исключать, что могут возникнуть отряды народной самообороны. Человек способен на все, когда у него отнимают его детей».

Игорь Смыков, юрист-правозащитник: «Мое отношение к ювенальной юстиции резко отрицательное, ибо из-за нее резко ухудшаются семейные отношения. То, что сейчас происходит, когда показывают спившихся алкоголиков, которые действительно жестоко относятся к детям, это исключение. Таким способом людей готовят к ювенальной юстиции.
Что это значит? Это значит, что ребенок будет иметь право подать в суд на родителя за то, что он не дает ему играть в компьютер или смотреть какие-нибудь программы; за то, что он поставил его в угол или отругал.
То есть вместо патриархальных родительских отношений, характерных для России, вводятся договорные американские отношения. Это будет на корню разрушать всю систему отношений исторически сложившихся между российскими родителями и их детьми.

Есть все основания считать, что проект «Ювенальная юстиция» является частью информационной войны, цели которого — устранить родителей и педагогов от воспитания детей, в то время как молодым поколением займутся специалисты по «правам и свободам ребенка» (толкуемые в либерально-нигилистическом ключе).


Таким образом, с помощью «промывания мозгов» молодое поколение можно сделать легко управляемым «электоратом».

Георгий Тюрин, почетный адвокат России, президент общественной организации «Отцы и дети».
«Ювенальная реформа в России повредит обществу лишь в том случае, если ее выполнение будет возложено на старые советские кадры. Если же это будут делать ответственные люди, а самое главное, любящие детей, и делающие для их пользы и сейчас очень многое, тогда успешное проведение данной реформы возможно и она не ударит по семье.
Люди, которые будут ее проводить должны осторожно и с максимальной ответственностью подходить к детям, потому что бездумно изымать детей из семьи нельзя! Но в то же время нельзя бездумно, как это делают современные органы опеки, передавать детей кому попало.

Еще раз повторю, что те советские женщины, которые сейчас этим занимаются, не могут сделать ничего хорошего. Ведь история разрушения семьи уходит именно в советское прошлое. Причем разрушен институт семьи был целенаправленно — путем выдавливания из семьи отцов и выставления в качестве образца семьи матери-одиночки, которая одна воспитывает детей, а помогают ей в этом советские социальные институции — органы опеки, администрации различных уровней, комиссии по делам несовершеннолетних при ОВД и т. д. и т. п. Все это советское переустройство семьи показало полную нежизнеспособность, поэтому институт семьи как таковой давно разрушен.


В принципе, ювенальная юстиция, конечно, нужна, но только в том случае, если ее будут осуществлять не бывшие советские судьи.
Сейчас вся проблема российского правосудия — вынесение неправосудных приговоров по уголовным делам и решений по гражданским делам — заключается в том, что правосудие осуществляют бывшие советские судьи, привыкшие к совсем другой ментальности людей и другой детской институции. Они убеждены, что дети как бы изначально являются малолетними преступниками, которых нужно держать в ежовых рукавицах и изолировать от общества. Ювенальная юстиция не должна касаться нормальных семей. Если семья живет нормально, счастливо, то к ней и претензий у общества никаких быть не должно. У нас, ведь, большинство нормальных семей. Слава Богу, с обоими родителями, которые воспитывают современных ученых, политиков т. д. При этом российская семья исполняет свои функции воспроизводства и воспитания детей, несмотря на противодействие государственных органов.

Основная задача — построить работу юстиции так, чтобы воздействие происходило на неполные, асоциальные, криминальные семьи — вот на что должна быть направлена система ювенальной юстиции».

(приведенное мнение известного юриста стоит отдельного комментария, ибо совершенно непонятно, на каком основании тот полагает, будто правосудие в России осуществляют «старые советские судьи», а «институт семьи уже давно разрушен». Особенное недоумение вызывает тезис автора о том, что «большинство детей проживают с обоими родителми».

Вероятно, автору неизвестны современные данные статистики о том, что уже до 80% семей в РФ распадаются а подавляющее большинство детей воспитываются в семьях неполных?).


Впрочем, вероятно, тот располагает иными данными.

Елена Зарова, многодетная мать, (Нижневартовск), дир. «Фонда защиты традиционных семейных ценностей»: «Если рассматривать в масштабах страны, то, все-таки больше будет вреда, потому что асоциальных семей, которые действительно имеют проблемы с детьми, — совсем небольшой процент. То есть на самом деле очень немного детей, страдающих от произвола неблагополучных родителей.

Ювенальная юстиция в предлагаемом виде фактически провоцирует всех детей, в том числе из благополучных семей по поводу и без повода жаловаться на родителей. В результате нарушается психологическая основа воспитания, традиционная для России. В случае введения ювенальной юстиции будет происходить то же самое. Если ребенку раньше нужно было беспрекословно слушаться родителей, то в рамках ювенальной юстиции он будет иметь право на «независимость» от родителей и у него не будет иерархической настройки.(…) В заботе о детях, которые действительно страдают от асоциальных родителей, нужны иные меры, а не ювенальная юстиция».

Вардан Багдасарян, профессор, доктор наук: «С моей точки зрения, от ювенальной юстиции больше вреда, поскольку ломается традиционная воспитательная модель, которая сложилась в России.
Эта традиционная воспитательная модель не основывалась на правовых отношениях между родителями и детьми, о базировалась на отношениях духовного взаимодействия. Внесение же сюда какого-то правового аспекта не усиливает демографический потенциал российского общества, а, наоборот, в большей степени его ослабляет».

Лариса Павлова, адвокат, член правления общественной организации «Родительский комитет»: «Предложения лоббистов ювенальной системы ориентированы на внедрение в РФ чуждой англо-американской системы права, и направлены на точечные изменения в законодательства, разрушают при этом всю систему судебных, правоохранительных и исполнительных органов. У сторонников ювенальной юстиции отсутствует единая концепция изменений семейного законодательства, судебной и правоохранительных систем, научная, практическая обоснованность, полный финансовый просчет бюджетных затрат вносимых предложений, их соответствие традиционным духовно-нравственным ценностям и религиозным установкам.

Например, нам уже предлагается внести изменения в семейное законодательство и дать определения семьи юридической и фактической, полной, неполной, традиционной и альтернативной (надо понимать гомосексуальной или лесбиянской). Депутат Жириновский предложил вообще разрешить два брака (старая жена и новая жена) и так далее.
И все это серьезно предлагалось с трибуны парламента в октябре этого года, на слушаниях, организованных комитетом по вопросам семьи.
Дать подобные определения — эта значит разрушить понятие семьи и систему семейной жизни в России.

Результаты деятельности ювенальной юстиции в странах запада, опыт работы пилотных проектов в РФ демонстрируют повсеместно крайне отрицательные результаты:
  • возрастание преступности среди несовершеннолетних,
  • распад семейных связей,
  • попирание прав родителей,
  • распространение порочных привычек среди молодежи,
  • активный протест родителей,
  • увеличение количества дел по лишению родительских прав.

На парламентских слушаниях в ГД РФ внесено предложение о создании региональных баз неблагополучных семей. Понятно, что, попав однажды в подобный список вряд ли удастся «отмыться». А ведь для этого будет достаточно простого заявления или звонка соседей о неладах в вашей семье.

Это ли не вмешательство в дела семьи? Но все под благим намерением помочь детям…


Подробнее на сайте: http://www.demographia.ru/articles_N/index.html?idR=57&idArt=1587

Приведенные цитаты также свидетельствуют о том, что разные специалисты вкладывают разный смысл в понятие ЮЮ: и проблемы однополых браков, и демография, и недостатки воспитания, детская психология – все это подразумевается их толкованием.

Попробуем поискать точный ответ в юридических энциклопедиях, справочниках. Юстиция: (лат. - справедливость), то же что правосудие. Т.е. - система судебных учреждений. В зависимости от вида и сферы деятельности различают уголовную, гражданскую, административную, международную, военную, ювенальную, и др. виды Ю. (http://www.jur-words.info/cat-0000006781-26-26.html)

Данное определение уже вполне конкретно, но из него совершенно невозможно понять, отчего столь остра реакция общества на возможное введение ЮЮ.

Рассмотрим и другие определения из юридических энциклопедий.
Точно так же раскрывает ЮЮ и другой словарь, :
Юстиция –
1) то же, что и правосудие;
2) система судебных учреждений, судебное ведомство. В зависимости от вида и сферы судопроизводства различают уголовную, гражданскую, административную, конституционную, международную, военную, электоральную, ювенальную и другие виды Ю. (http://www.jurslovar.ru/dictionary/1206/)
Развернутое толкование дает электронный интернет-словарь (http://enc-dic.com/legal/JUvenalnaja-JUsticija-21855.html )

ЮЮ – система законодательства, регулирующая правоотношения в области отправления правосудия в отношении несовершеннолетних правонарушителей, механизм защиты и соблюдения прав несовершеннолетних правонарушителей в ходе предварительного следствия и судебного разбирательства. Основой ювенальной юстиции являются ювенальные, или подростковые суды, которые должны заниматься не только карательными мерами, а, прежде всего, профилактической работой и реабилитацией подростков. Особое внимание проблеме правосудия для детей уделено в нескольких статьях Конвенции: статья 40 устанавливает нормы для отправления правосудия, статья 37 касается защиты детей, лишенных свободы, а статья 39 касается мер, необходимых для реабилитации и реинтеграции. Конвенция о правах ребенка призывает к тому, чтобы система правосудия ориентировалась на ребенка и признавала, что ребенок является субъектом основных прав и свобод. Наилучшие интересы ребенка должны быть в центре любого судебного процесса, и детям должны гарантироваться надлежащие процедуры в судах. Статья 40 конкретно утверждает права на справедливый суд, юридическую защиту, охрану личной жизни, установление минимального возраста, ниже которого ребенок не может быть привлечен к уголовной ответственности, и соответствующие средства защиты всех прав человека и соблюдения юридических гарантий. Благожелательная к ребенку система правосудия должна принимать во внимание возраст ребенка и степень его зрелости, а также проявлять ко всем детям уважение и не унижать их достоинства. Дети, как и взрослые, должны пользоваться презумпций невиновности до доказательства противного, иметь право на юридическую защиту, присутствие родителя или опекуна и право на личную жизнь. В соответствии с различными нормами ООН детей, совершивших не очень серьезное правонарушение или совершивших его в первый раз и признавшихся в нем, рекомендуется передавать из формальных судебных систем в соответствующие альтернативные программы.
Такие программы руководствуются четырьмя основными правилами:
  1. они не объявляют детей виновными, поскольку занимаются лишь теми, кто сознался в правонарушении;
  2. они не лишают ребенка свободы;
  3. случай может быть передан в обычную судебную систему, если не удается достичь разрешения проблемы или если меры, которыми располагает альтернативная система, неадекватны;
  4. обвиняемый на протяжении всего времени сохраняет право на судебное разбирательство или юридический пересмотр.
Конвенция решительно подчеркивает, что лишение свободы должно быть лишь крайней мерой и на самые минимальные сроки. Статья 37 Конвенции запрещает пытки или жестокое отношение к детям, вынесение смертного приговора и осуждение на пожизненное заключение, равно как незаконное задержание и лишение свободы. В статье указывается, что с детьми следует обращаться гуманно, без унижения их достоинства и что они должны быть отделены от взрослых и иметь право поддерживать связь со своей семьей. Если лишение детей свободы используется как крайняя мера, должны быть разумные альтернативы для обеспечения того, чтобы осужденные за уголовные преступления дети получали помощь в восстановлении нормальной жизни. Данное определение весьма примечательно не только своим объемом, претендующим , очевидно, на полноту, но и – ссылками на некую Конвенцию, регулирующую вопросы Ювенальной Юстиции, не указывая ее, впрочем, ее названия.

Полагаем возможным в этом месте статьи поставить запятую, и в ее продолжении обсудить возможные предположения о первоисточнике, а так же сами статьи данной Конвенции. Напрашивается предположение, что именно положения Конвенции о правах ребенка, принятые в Европе и в скором времени грозящие россиянам, и вызывают столь острую полемику в РФ.

38

Публикации

все Публикации
Роман "Сын Ювелира" Марк Крутер Роман Марка Крутера «Сын Ювелира», Иркутск, ООО "Форвард",2011.
Адвокат Крутер Марк Соломонович защищает Татьяну Егорову. НТВ. Марк Соломонович Крутер, адвокат обвиняемой Татьяны Егоровой: «Наша подзащитная не предвидела общественного опасного события, инструкций не было она впервые стреляла из этот пистолета»...